Около 12 лет Булгаков работал над романом “ Мастер и Маргарита”. Время начала работы над этим произведением в разных рукописях датировано 1928-29г., авторская правка ма-шинописного текста продолжалась Михаилом Афанасьевичем вплоть до самой смерти писателя. Сохранившиеся материалы восьми редакций позволяют проследить, как менялся замысел романа, его сюжет, композиция, название, сколько было отдано труда и сил, чтобы произведение приобрело законченность и художественное совершенство.

Булгаков создал так называемый роман в романе, главными героем «внутреннего» романа является Понтий Пилат — персонаж, созданный Мастером. Наиболее интересным из всего романа для меня представляется образ Понтия Пилата.

Уже в первой из ершалаимских глав лицом к лицу сходятся два главных героя романа Мастера: арестованный, зверски избитый, приговоренный к смертной казни Иешуа Га-Ноцри, и пятый прокуратор Иудеи Понтий Пилат. Прокуратор предстает перед нами грозным, жестоким властителем “ в белом плаще с кровавым подбоем” (белый на красном — символ двойственности его деяний, за которыми часто тянется кровавый след), “ свире-пым чудовищем”, как называют его в Ершалаиме. Образ Понтия Пилата — самый сложный и, как мне кажется, центральный образ в романе. Поэтому две из четырех ершалаимских глав посвящены именно ему — государственному деятелю, опытному и тонкому политику. И суть той драмы, на которую он обречен, как раз в конфликте между тем естественным, человеческим, что еще в нем сохранилось, и ипостасью политика. Когда-то Пилат был воином, умел ценить мужество и сам не знал страха. Но выслужил высокую должность и переродился.
Не за жизнь свою боится прокуратор – ей ничто не угрожает, – а за карьеру, когда прихо-дится ему решать, рискнуть ли своей должностью или отправить на смерть человека, ко-торый успел покорить его умом, удивительной силой своего слова, преступление которого по своей сути не заслуживает такого жестокого наказания. Правда, тут не только вина прокуратора, но и его беда. Трусость — вот она, главная беда Понтия Пилата. Но неужели в прошлом бесстрашный на поле боя всадник Золотоё копьё – действительно, трус? И от чего Булгаков так настаивает на этом обвинении? « Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков» – слышит во сне Понтий Пилат слова Иешуа. «Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок!» – неожиданно вмешивается и говорит уже в полный свой голос автор книги. Почему же сдержанность изменила здесь автору и заставила его, нарушив условность рассказа, внести личный приговор своему герою?